Глубокая печаль возникает при чтении нередких экспертных заключений и высказываний простых людей из православно-патриотических кругов относительно выдвижения известного государственного и общественного деятеля Олега Царева на должность главы украинского государства. Сейчас, когда впервые за всю историю постсоветской Украины кандидатом на высший государственный пост становится настоящий сторонник единства Руси и защитник христианских идеалов, и когда всем патриотам России и Украины необходимо сплотиться в его поддержке, появляются такие кабинетные, по сути, диверсионные спекуляции. Следует сказать, защитником наших святынь Олег Царев является равно в словах, которые для политиков уже являются весомыми поступками, и во многочисленных реальных делах, которые несложно найти и в архивах Русской народной линии. Притом защищал эти ценности он в Верховной Раде чуть ли не в одиночестве, не имея от того никакого выгодного прибытка и, более того, подвергая опасности свое собственное хозяйственное имущество, которое, что также немаловажно и не характерно для «регионала», сравнительно скромно и связано сугубо с производством и притом преимущественно для отечественных нужд. Опасности, отметим, не только со стороны антироссийских политических кругов, но в значительно большей степени – «своих», как бельмо в глазу и прямая угроза для того тихого болота, в котором юго-восточная олигархия топила русскую Украину, строя свой личный олигархический рай.

Противниками чрезвычайно смелого поступка Олега Царева, который уже объявлен в списке главных врагов украинского Рейха и который мог бы последовать своим «благоразумным» коллегам и отдохнуть где-нибудь в тихой гавани на Мальдивах или в том же Сочи, выдвигаются ряд сомнительных доводов. Рассмотрим некоторые из них.

Одним из самых распространенных является нелепый вывод о том, что участие в выборах означает признание законности этих выборов – и не только выборов, но либерально-нацистской хунты, узурпировавшей власть. Но тогда следовало бы вначале признать таким же коллаборационистским признанием беззаконной власти и революций-переворотов 1917, 1991, 1993 и 1996 годов участие в выборах и власти В.Путина (а еще ранее – И.Сталина). Более того, также следовало бы относиться и к участию патриотических сил в Государственных Думах Российской Империи, которые были революционным шантажом вырваны у царя-страстотерпца. Православным христианам не следует вообще забывать о том, что легитимность демократических выборов и парламентаризма в целом является крайне спорной вещью. Будучи порождением бунта против Бога и богоустановленной власти, властолюбия (по самому характеру «охоты за властью»), она обречена на постоянный выход (притом преимущественно катастрофический) из «поля легитимности». И для православных патриотов участие в ней может рассматриваться только как средство борьбы против апологетов демократии и, в конечном счете, против ее собственных первоначал.

Более того, следует напомнить, что для православного человека (и особенно русского) буква закона никогда не играла самодовлеющей роли. Да, это ни в коем случае не означает произвола по отношению к правовой форме – так сказать, «право по факту». Но, наряду с почитанием – над этими формой и, тем более, фактом – духа закона и, еще более, – нравственной сущности, которые часто требуют отступления от буквы, в православной душе всегда жило понимание и еще более высокого основания. Именно – Промысла Божия, Который часто попускает осуществляться невероятным беззакониям, с которыми доводится считаться и в условиях которых – действовать. Иначе говоря, – жило уважение к истории, полной испытаний и не вписывающейся в рамки юридической безупречности. В данном случае это означает, что либерально-нацистская революция является закономерным следствием происходившего многие годы (частично и столетия) на Украине и законным наказанием-положением дел, которое, подобно порабощенным вавилонянами евреям, нужно признать и строить новую жизнь на новых началах.

Но может, участие в «незаконных выборах» несет в себе вред в самой этой борьбе новой жизни, как это утверждается в других обвинениях? Ибо оно даст возможность оппонентам (внутренним и внешним) заявить о «признании новой власти». Да зачем оппонентам эта возможность? Они уже давно вышли за какие-либо границы права и вменяемости и говорят в своих якобы «частных независимых» СМИ самую невероятную ложь. Ясно также, что и Западу абсолютно все равно, насколько своим участием или неучастием что-либо легитимируют или не легитимируют не только политики Юго-Востока, но и сами избиратели. Но что даст неучастие в выборах? Если, в действительности, как-то и можно подорвать легитимность выборов в глазах «мировой общественности», так это вынуждением активными действиями во время выборов либерально-нацистской хунты к истерическо-агонистическим срывам по типу «расстрела из ядерного оружия» или «расстрельных списков». Недаром на Украине так и не нашлось ни одного заметного общественного деятеля и, тем более, политической силы, которые бы официально призвали к бойкоту и сами пошли на него. К слову, О.Царев одним из последних заявил о своем участии. Притом это совершенно не мешает ему говорить о незаконности самой новой власти и способов, которыми она ею стала (точнее пытается стать). Более того, он не обходит молчанием и причастность к этому беззаконию и ныне оппозиционной Партии Регионов (не снимая ответственности и с себя самого, хотя и противостоявшего сему с самого начала вплоть до требования депортации «неприкасаемых» (обычно даже словом) сотрудников известного посольства): «непротивление злу силой» преимущественно по причине отнюдь не любви к «мирным революционерам», а по любви к мирно почивавшим на Западе капиталам, было характерно отнюдь не одному В.Януковичу.

Но вернемся теперь к первому обвинению. Такие ли уж выборы «нелегитимные»? Во-первых, срок окончания полномочий В.Януковича сам по себе достаточно близок и через полгода после второго тура выборов все попытки упирать на букву закона будут бессмысленны. Во-вторых, так ли уж незаконно было отстранение В.Януковича от власти? Он многократно за время Майдана проявил свою крайнюю недееспособность с неисполнением служебных обязанностей, венчав ее постыдным бегством из страны (а теперь – в самую горячую пору – на сочинские берега). Недееспособность, по которой законно отлучают от должности, – это не только неспособность дышать или говорить, но и неспособность делать. Совершенно верную характеристику ситуации с В.Януковичем в интервью украинскому преемнику Й.Геббельса С.Шустеру дал глава белорусского государства А.Г. Лукашенко. Пусть бы этот «легитимный Президент» для начала, кроме пустословия, подписал из своего «заграничного похода» хотя бы один указ или приказ для руководителей областей и силовых органов. Поэтому безосновательны упреки О.Царева в «неверности Президенту» (рыцарю верности, следует полагать). Не только безосновательны, но, согласитесь, даже комичны.

Но еще более весомый довод против «нелегитимности новых выборов» приходит с неожиданной стороны. Глубоко заблуждаются те, кто полагают, что Майдан и его явные и теневые лидеры якобы узурпировали голос большинства украинцев. Увы, по предельно разным причинам и основаниям, но, как хорошо известно (в том числе и признано В.Путиным), поддержка «оранжевых» политических сил (преимущественно на контрасте с олигархической элитой Юго-Востока) в последнее время просто зашкаливала. Если что и было узурпировано, то не голоса, а умы и сердца украинского народа. Поэтому, увы, и с этой стороны легитимности у майдановцев есть своя правда.

Вообще же, в разговорах о нелегитимности новой власти, призвании не признавать беззаконный, но закономерный ее захват, вступание с ней в политические отношения порой чувствуется и такой сюжет: все это можно делать – не только О.Цареву, но и, например, А.Г.Лукашенко – только после того, как сие совершит безусловно уважаемый министр С.Лавров, а обратный порядок рассматривается почти как предательство общерусского дела. Думаю, ясно о какой не такой уж и старой, но болячке (и не безобидной с точки зрения русского единства) идет речь. Но ведь и в 2004 году власть была узурпирована почти таким же способом (безусловно, тогда еще речи не могло идти о вспышках такого откровенного нацизма). А первый визит новоиспеченного «гетмана» был совершен не куда либо, а в первопрестольную.

Вслед за указанием того, чего никак «нельзя делать» антифашистам, следует и то, что «делать крайне необходимо». Но что именно? У критиков О.Царева здесь обычно следуют отвлеченно-морализаторские призывы «бороться до конца»? Но как бороться? Говорится о тактике «бойкотирования незаконных выборов», «поднятия восстания в Донбассе», «требовать референдума о федерализации» и т.д. Давайте разберемся! Какие митинги (оставим в стороне призыв бороться против беззаконной власти исключительно их же внезаконными методами)? Собирающие по 2-3 тысячи человек на более чем 3-миллионной Слобожанщине и 4,5-миллионном Донбассе? И дело – не только в страхе и насилии. Нужно, наконец, признаться, что как многолетние усилия самой Партии Регионов по подавлению русского и антизападного (антилиберального) движения, а всех вместе (не только «оранжевых») сил – по насаждению украинско-русофобских мифов, так и откровенный провал (впрочем, едва ли не преднамеренный) политики России на Украине (во главе с лидерами этой политики – черномырдиными-зурабовыми), дали и не могли не дать самые обильно гнилые всходы. В том числе на Юге и Востоке Украины. И не только в плане разобщенности патриотов Руси, но и их самосознания. Которое вместе со сплоченностью еще только предстоит восстанавливать – и именно в нынешних жестких условиях. Более того, критики О.Царева не учитывают, что участие в выборах и получение статуса кандидата в Президенты как раз и позволяют, параллельно защитившись в максимально доступной степени от тихого точечного террора, возглавить народные выступления. О чем, кстати, и заявил сам О.Царев, попутно сотреся многолетний порядок политического Юго-Востока провозглашением опоры не на предавшую народ партию (при этом призывая добросовестных ее членов поддержать этот порыв), а на сам этот народ – и особенно борющийся. Заметим, между прочим, что «предатель» О.Царев является одним из руководителей Антифашистского комитета Украины и Фонда помощи сотрудникам Беркута и семьям погибшим правоохранителям.

Далее. О каком референдуме может идти речь? Даже по признанию В.Путина частичной легитимностью в Украине обладает только Верховная Рада, а также полуолигархические областные советы, которые уже давно вступили в сговор с властью и всегда были готовы на любой конъюнктурный политический союз. Более того, усилиями самих регионалов в Украине отсутствует сама правовая база референдумов и наглухо закрыты подходы к ней. Да и не такое уж единство в этом плане наблюдается у населения пророссийских регионов: сторонниками унитарности является хоть и меньшинство (причем не всегда подавляющее), но гораздо более организованное, активное и сознательное. И, наконец, как отстаивание такого референдума, к которому ведь снова-таки и призывает О.Царев, препятствует участию в выборах?

Встречающиеся же обвинения О.Царева в свойственным всем «конформистам» «умеренном украинском национализме», «прозападности», «расшаркивающемся» лицемерии и предательстве, наглой политической корыстности – это не только попрание минимальных требований христианской нравственности, но и свидетельство совершенной неосведомленности в вопросе. Такие выводы могут делаться только при совершенной неосведомленности о политической деятельности О.Царева, которую, особенно с учетом условий, можно назвать во многом героической. Попытки же его обвинить в соучастии в деятельности Партии Регионов вынуждают отсылать обвинителей к прецеденту такой «исконно народной» партии, как «Единая Россия» (к слову, находящейся в межстрановом альянсе с Партией Регионов) и таким «скомпрометировавшим» себя членством в ней политиков, как В.Милонов, В.Путин, С.Шойгу, В.Никонов и иных. Увы, но сама партийная система делает едва ли возможным приход к власти людей, не соприкоснувшихся с участием в таком убивающем честь и совесть институте, как политическая партия: здесь можно только еще раз отметить интуитивную мудрость стремящегося (не всегда успешно, но доселе в одиночестве среди руководителей бывших социалистических стран) не признавать авторитета «прогрессивного человечества» А.Г.Лукашенко, в свое время просто умертвившего партийную систему с ее иезуитскими дисциплиной и «честностью» и прочими атрибутами. Заметим, к слову, что О.Царев пошел на выборы в противовес Партии Регионов – и это в те времена, когда лишение поддержки по-прежнему заметной политической партии может на Украине стоить не только сравнительно небольшого хозяйственного имущества, но и жизни.

Поэтому, следует отложить в сторону различные иллюзии о «крымском варианте» (к слову, оправданному нравственными, но не правовыми и стратегическими (во всяком случае, убедительными) для Руси основаниями) и поддержать О.Царева в его конечной заявленной цели (к слову, искренной) не оторвать для Российской Федерации еще несколько юго-восточных кусочков лихорадящей Украины, бросив остальную часть на растерзание, а спасти для Русского Мира Киев, Винницу, Чернигов, Почаев, Закарпатье, Буковину и, как ни странно, даже Львов. И, к слову, активно и всеми силами (во главе с личным авторитетом премьер-министра Крыма) привлечь к участию в этом деле более миллиона еще пока не лишившихся украинского гражданства избирателей двух новообразованных субъектов Российской Федерации (к слову далеко не чуждых Малоросской Украине). Тем более, что в сложившихся условиях киевская хунта этому никак не может воспрепятствовать (пока даже, напротив, спешит поддержать). Разве что…, да-да, полностью делегитимизировав сами выборы.

И если уж рассматривать план по спасению Малороссии через призму гражданского неповиновения и народного восстания, то как раз участие в «нелегитимных выборах» дает возможность – и в идеологическом плане, и в плане правовом – поднять русскую Украину. Ведь одним из главных тактических провалов либерально-нацистского альянса признан как раз преждевременный выбух, не дождавшийся уже почти выигранных «законных» выборов.

Причем поддержка это должна быть всесторонняя – и материальная, и силовая, и идеологическая – примерно такая, как была оказана крымчанам. Но главное – и это очевидно для православных патриотов – поддержка молитвенная (желательно с подключением как можно большего числа монастырей и священства). Тем более сам Олег начал свой поход на Киев с открытого молебна и благословения Киево-Печерского иеромонаха, которого теперь, к слову, в нынешних условиях можно смело записывать в число исповедников (подобных священномученику Гермогену) и которого, по логике скептиков, нужно было бы также записывать «в предатели» и «лакеи хунты».

Следует также не вносить разномыслие в умы прорусских украинцев, а, напротив, единомыслием вдохновить их на активное участие в выборах, тем более, что сложившиеся духовно-идеологические и экономические условия более чем способствуют. А вот активность сторонников Майдана как раз под вопросом: в условиях неизбежного и уже происходящего разочарования (очередного) во вчерашних героях и все той же социально-экономической и правозащитной катастрофы. И не следует так уж сильно говорить о «голосовании под автоматами»: на Украине система наблюдения за выборами, включая подсчет голосов, гораздо прозрачнее белорусской и российской. И ее еще больше может усилить Россия, если, отказавшись от обидчивой позы и досрочного непризнания (в духе Запада), как и на незаконный «третий тур» 10 лет назад пришлет как можно большее число наблюдателей или использует для этого опытных во внешнем наблюдении белорусов, которым Киев теперь уже не сможет оказать.